Домашние аресты в обмен на инвестиции

Фото:www.youtube.com/watch?v=4OHBe_ziIko

Сразу после избрания Владимир Васильев  сделал жесткие заявления.  Глава республики уже достаточно объективно оценивает ситуацию. “Народ в Дагестане живет очень скромно, потому что часть общества жила слишком хорошо”, — сказал Владимир Васильев. Хорошо жить никому не запретишь, но не за счёт других, которые живут плохо. А плохо жить никто не хочет. Если вникать в смысл сказанного: такое глубокое расслоение, чего нет в других регионах России, неприемлемо. 

Обогащение маленькой прослойки за счёт остальных, демонстрация золотой верхушкой роскоши и потребления перед людьми, которые живут впроголодь, создаёт массу рисков. Прежде всего такая ситуация благоприятствует распространению идеологи экстремизма. Социальное неравенство, несправедливость  — это главный аргумент, используемый вербовщиками для привлечения на свою сторону протестной религиозной молодежи.

На третьем съезде народов Дагестана в 2010 году Рамазан Абдулатипов в своей долгой морализаторской речи повторял фразу: «Одни крутые, другим есть нечего». Он тогда критиковал дагестанскую верхушку за гордыню. Но, возглавив республику, «искатель» правды — справедливости превзошёл по «крутизне»  и гордыне всех, кого критиковал за это. «Крутизна» выразилась в демонстрации роскоши. С бывшим главой республики ассоциируется праздный образ жизни с  ежедневным  переодеванием в дорогие костюмы, проведение театрализованных форумов, строительство особняков, круче прежних, крупных чиновников.  Времена Абдулатипова можно сравнить с эпохой правления в России царицы Анны.

Имущественный контраст в Дагестане замечают даже приезжие. Пример: автомобили — либо очень дорогие иномарки, либо лады. В других провинциальных городах России нет такого количества «двухсоток»,  «геликов», бизнес-седанов немецкого и японского автомпрома, но и нет такого количества приор. Кажется, что владельцев дорогих автомобилей много. На самом деле не много. Богатые семьи владеют не одним — двумя, а парками дорогих автомобилей. У каждого члена семьи, включая школьников, по автомобилю, а то и по два. Многие чиновники — многоженцы.  И к сватовству будущим жёнам тоже принято дарить внедорожники. Только в них люди ездя по разбитым улицам  Махачкалы без соблюдения правил дорожного движения, чувствуют себя в безопасности.

У середняков тоже  «двухсотки», но подержанные. Муниципальные «элиты» со своими тараканами в головах  тоже тусуются в столице.  И у всех кортежи с охранниками.  А за мощные автомобили кто-нибудь платит налоги?  Кто-нибудь помнит о существовании транспортного налога?

Первое впечатление гостей складывается по столице: все жители Дагестана — это хамло, купающееся в роскоши. Но Махачкала это не вся республика. В пригороде столицы и в маленьких городах,  в сельской местности ни воды, ни света, ни дорог, ни образования, ни медицины. Может эти блага есть, но с перебоями и очень некачественные. Хотя людям за это приходится раскошеливаться по полной. Раскошеливаемся на роскошь для  верхушки, которая уклоняется от уплаты налогов. Они же — злейшие неплательщики  коммунальных  услуг.

Дворцы тоже у каждой семьи по несколько. Эта «элита» действительно очень дорого обходится. Васильев говорит: “Верните украденное если не хотите получить длительные сроки”. А что взамен? Домашние аресты. Но многие из них сами себя посадили под домашний арест. У домов — полиция, а сами круглосуточно не расстаются с охраной.

Какое количество людей нанимается для охраны: полицейские, частные охранные подразделения, спортсмены. У многих дворцов стоят флигеля, в которых дежурят полицейские. Содержатся они за наш счёт, а служат, получается, власти.

Муса Мусаев

Просмотров: 447

Оставьте первый комментарий на "Домашние аресты в обмен на инвестиции"

Оставить комментарий


*