Может ли договор о границе привести к отставке  Евкурова?

Главная тема — вчера в Дагестан нагрянул  десант глав практически всех силовых ведомств и спецслужб.  Почему именно в Дагестан? Ведь в республике не было никакого ЧП,  повода для проведения столь экстренного выездного совещания.  Официальные СМИ дали выдержки из  доклада директора ФСБ Александра Бортникова  о борьбе  с терроризмом и экстремизмом.  Тема борьбы с экстремизмом не столь актуальная, как ситуация в Ингушетии. Может быть тема не столь актуальная, потому что спецслужбы и правоохранители предотвратили серию из шести террористических актов?

Возможно, в закрытом режиме обсуждали неординарную ситуацию в Ингушетии.  В республике возник уникальный прецедент, когда сотрудники силовых органов, по сути, встали на сторону  участников акции протеста. Они  не разогнали демонстрантов и, более того, по неподтвержденным данным  местных жителей, не впустили в республику силовиков из других регионов.  Возможно, силовики Ингушетии своими действиями и бездействиями поддерживают  демонстрантов и их требование немедленной отставки Юнусбека Евкурова. Они также против обмена землями с Чеченской Республикой. Митинг с этого и начался. По данным  радио «Эхо Москвы», которое ссылается на неназванных экспертов, Ингушетия теряет 7 % своей территории.

Договор о границе стал детонатором социального взрыва.  Информация из республики поступает крайне противоречивая. Федеральные СМИ не освещают ситуацию.  В социальных сетях у  каждого своя правда.  Ораторы  митинга  говорят не только  о приграничных территориях, но и поднимают социальные проблемы. В частности, один из ораторов говорил об отсутствии в Ингушетии национального музея  в то время, когда чиновники отстроили себе дома лучше музеев; нет работы для молодежи, а Магас это не столичный город, а военный городок.  По поводу неожиданно возникшего территориального спора: обмена землями  и уточнения границы — мнения разные.  У Евкурова одна  правда,  он в своем обращении говорил:  не было обмена землями. Демонстранты говорят о передаче  огромных для Ингушетии территорий  в горной и равнинной части. Эти районы,  по их данным, согласно договору  переходят к Чечне.  Просто не верится, что Евкуров мог уступить огромные участки  с историческими родовыми башнями и нефтяными месторождениями.  Но чеченская сторона официально не предъявляла  территориальных претензий на  участки земли, выделенные на карте участниками митинга.

У меня возникает подозрение, что одна кремлевская башня, поддержав инициативу пересмотра границы,  искусственно создала проблему для других кремлевских башен,  для Кавказа и России в целом.  В 90-х годах,  когда Москве было не до кавказских республик, чеченцы и ингуши мирно разошлись и провели границу. Наверно, потому что тогда они не предъявляли друг другу территориальных  претензий.  Если тогда граница была установлена с обоюдным согласием,  зачем ее нужно было сейчас пересматривать?

Евкуров говорит, что подписание договора — это инициатива руководства Чечни и Ингушетии и опровергает информацию о территориальных уступках, распространяемую либеральными СМИ.  Но без команды Кремля сам Евкуров, думаю, не  пошел бы на такое.  Ведь он прекрасно понимал:  земельная тема может стоить ему политической карьеры.  Для оппозиции это стало поводом объявить его предателем.  В жесткой оппозиции к Евкурову находится и муфтий республики, который ранее заявлял  об отречении главы региона от мусульманской общины республики.

На митинге выступил и первый президент Ингушетии Руслан Аушев.  Смысл его речи таков:  передача  между народами и тейпами земель — исторически сложившаяся традиция.  Но, по словам Руслана Аушева, руководство республики допустило ошибку,  не согласовав   условия заключения договора   с народом.  Да, он прав:  до ратификации договора нужно было провести съезд или референдум.  Опережая события,  Евкуров  сам себя загнал в тупик.  Но, хоть и поздно, он вышел в народ  в разгар кипения  страстей, когда народ высыпал на улицы.   Видимо,  он хотел  обсудить  проблему с народом.  Но его  перекричали  и, говорят,  даже закидали пластиковыми бутылками.

И, возможно, те  башни Кремля, которые находятся под влиянием силовиков,  поддерживают Евкурова. Ему продлили полномочия не только потому, что он добился определенной стабильности,  добился прекращения бесконечных спецопераций,  терактов,  похищений  людей.  Его также считали фигурой, которая сдерживает трансляцию влияния Рамзана Кадырова на Ингушетию.

Если информация о блокировании прикомандированных силовиков местными на границе Ингушетии достоверная, выходит, ингушские силовики не подчиняются ни Евкурову,  ни федералам. Тогда кому же они  подчиняются?  Возможно,  просто не хотят идти против народа,  так как  они тоже из этого же народа,  из этих тейпов, и не хотят терять свои земли.

Как же дальше будут развиваться события?  Но если Руслан Аушев допустил возможность передачи  земель братскому народу,  ссылаясь на исторический опыт,  договор о границе будет подписан. Но это будет  другой договор.

Но эскалация уличного протеста может  продолжиться, если целью митинга были не только  договор о границе,  а отставка Евкурова  и борьба за власть.

Этот  договор о границе  ничего хорошего не дает  обеим республикам. Но межнациональная напряженность кому-то нужна. Отвлекает население от антиобщественных либеральных «реформ», повышения пенсионного возраста, НДС, ОСАГО, введения нормативов потребления  электроэнергии и газа, что, опять же, означает повышение  тарифов.

События в Кабардино-Балкарии тоже произошли не случайно. Два братских народа, которые делились последним во время войны, депортации балкарцев,  вспомнили сражение трехсотлетней давности.

Муса Мусаев

 

Просмотров: 267

Оставьте первый комментарий на "Может ли договор о границе привести к отставке  Евкурова?"

Оставить комментарий


*