Самое громкое дело дошло до суда, не успев развалиться

Фото:Пресс-служба СК России

Над бывшим депутатом парламента Дагестана, братом экс-главы Дагестана Раджабом Абдулатиповым, в деле которого в прошлом году наступила оттепель, снова сгущаются тучи. Дело могут вернуть в Басманный суд Москвы, где, судя по делам других чиновников из Дагестана, выносятся относительно суровые приговоры, чего не скажешь о судах в Дагестане. Особой гуманностью в Дагестане отличился Советский суд Махачкалы.

Напомним, расследование уголовного дела в отношении брата бывшего главы Дагестана, длившееся год и 8 месяцев, дошло до суда. Но принципиальное значение имеет до какого суда – Бассманного суда Москвы или Советского суда Махачкалы. За это сейчас идет борьба в кулуарах. Изначально дело Раджаба Абдулатипова было передано в Басманный суд Москвы. Но его адвокаты подали апелляционную жалобу и попросили судить подзащитного по месту жительства, как того требует УПК. Верховный суд удовлетворил апелляцию, дело вернулось в дагестанский суд.

Почему Раджабу Абдулатипову в третий раз хотят поменять подсудность?

Но накануне Генеральная прокуратура ходатайствовала в Верховный суд России о возвращении дела снова в Москву, что стало громом среди ясного неба. Будет ли суд в третий раз менять подсудность? Отклонить или удовлетворить ходатайство Генпрокуратуры должны в ближайшее время.

В Генпрокуратуре опасаются, что на суд в Дагестане могут надавить кланы. О каких кланах идет речь – не уточняется. Возможно, это формальная мотивировка, возможно, у Генпрокуратуры появились веские основания. Во властных структурах много должностных лиц, которые ранее были в команде Раджаба Абдулатипова. В частности, два заместителя руководителя Администрации
Главы и Правительства – Владимир Деревянко и Текрар Ахмедов – ранее работали в подчинении Раджаба Абдулатипова в органах УФМС. Сейчас они – ключевые игроки в дагестанском Белом доме. Деревянко – первый зам, Текрар Ахмедов – обычный заместитель руководителя АГП Владимира Иванова. По данным знающих ситуацию экспертов, заместители Иванова оказывают влияние на кадровую политику, назначение глав городов и районов. Кстати, недавно город Дагестанские Огни возглавил Джалалутдин Алирзаев, до этого Избербаш возглавил Магомед Исаков. Оба ранее работали в органах УФМС.

Оттепель дает Раджабу Абдулатипову все шансы быть оправданным, реабилитироваться и даже вернуть депутатский мандат и восстановиться в должности руководителя комитета НС.

В чем выражается оттепель?

Дело до суда дошло, едва не развалившись. Точнее, до суда не дошло обвинение по части 2 статьи 210 «Участие в преступном сообществе», которая была предъявлена сразу после громкого задержания. По первоначальной версии следствия, ОПС действовало в системе органов Главного бюро МСЭ и специализировалось на продаже липовых инвалидностей. Как тогда утверждало следствие, бывший руководитель Бюро МСЭ Магомед Махачев и Раджаб Абдулатипов являются земляками и поддерживали тесные дружеские и деловые отношения. СМИ, со ссылкой на следователей, писали, что именно Абдулатипов лоббировал назначение Махачева руководителем Главного бюро МСЭ. Но формально Раджаб Абдулатипов не имеет никакого отношения к Бюро медико-социальной экспертизы, так как работал в совсем другой сфере.

Но как Раджаба Абдулатипова, так и Магомеда Махачева будут судить по подозрению в мошенничестве и по эпизодам, связанным с продажей липовых инвалидностей. Как, впрочем, и других бывших сотрудников этого ведомства. Обвинение по 210 статье с подчиненных Махачева тоже сняли. ОПС, о котором громко заявляли федеральные СМИ, как впоследствии оказалось, не существует. Или его создателями являются проходящие по аналогичным разрозненным эпизодам клерки, если с них тоже не сняли статью ОПС.

ОПС сняли, эпизод по взятке не раскрыли

Стоит отметить: спустя полгода после заключения Раджаба Абдулатипова, следователи выявили эпизод получения взятки. Для его раскрытия был задержан и заключен под стражу бывший глава Докузпаринского района Абдулгамид Алискеров. Но обвинение по взятке Абдулатипову так и не предъявили.
В сухом остатке до суда дошло только обвинение по одной статье – мошенничество – с перспективой быть не доказанным. Если эпизод по мошенничеству связан с продажей липовых инвалидностей, а этим занималось ОПС, к которому АРГ-младший не причастен, возникают сомнения, что виновность вообще будет доказана.

Кстати, родственник и подчиненный Магомеда Махачева, бывший руководитель Бюро № 19 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по РД» Ашик Махачев по приговору суда первой инстанции получил условный срок, вторая инстанция ужесточила наказание. Верховный суд приговорил его к четырем годам строгача и увеличил размер штрафа до 6 млн 500 тыс. рублей.

В начальной стадии расследования уголовных дел по массовой выдаче фальшивых инвалидностей ущерб, нанесенный Пенсионному фонду, оценивали в несколько миллиардов рублей. Но потом размер ущерба уменьшился до мизерных размеров. Видимо, посчитали по нескольким расследованным эпизодам, хотя ранее говорилось, что продажа инвалидностей была поставлена на поток.

Ущерб Пенсионному фонду уменьшился от миллиардов до миллионов

Магомед Махачев был объявлен в розыск в июне 2018 года и впоследствии задержан на территории Чечни.
Оценка оперативниками имущества Махачева вызвала тогда широкий общественный резонанс. “Дагестанская правда” писала, что, по оценке оперативников, суммарный годовой заработок Магомеда Махачева мог составить около 1 млрд рублей. «Дом в Словении, клиника в Германии, коттеджи, банкетные залы и торговые центры в Махачкале, особняки в Москве и Ставрополье, а также дворец в своем родовом селе. Плюс ко всему элитные внедорожники последних выпусков. Это лишь малая часть того, что удалось разузнать оперативникам за два месяца слежки за руководителем бюро медико-социальной экспертизы и одновременно депутатом Народного Собрания Дагестана Магомедом Махачевым», – сообщала газета «Дагестанская правда».

Также СМИ сообщали, что за время нахождения Махачева на этом посту число филиалов МСЭ в Дагестане за 3 года увеличилось с 25 до 41. Хотя ситуация в республике не могла так резко ухудшиться, что инвалидность заслужили сотни и сотни людей. «Следователи, проверив только 4 из них, выявили более 300 липовых инвалидов», – сообщала «Дагестанская правда».

Муса Мусаев

Просмотров: 933

Оставьте первый комментарий на "Самое громкое дело дошло до суда, не успев развалиться"

Оставить комментарий


*