Как власть отнеслась к трагедии отдельной семьи

На фото Магомед Омаров

Родственники умершей от коронавируса рентгенлаборанта Гергебильской ЦРБ Аминат Меджидовой, наконец-то, с опозданием, получили благодарность от Владимира Васильева. После того, как муж Магомед Омаров начал выяснять обстоятельства гибели супруги, врачи местной больницы, где работала и умерла Аминат Меджидова, покопавшись в шкафу, нашли благодарность. Но каково было состояние родственников, когда они прочитали содержание бумаги. Глава Дагестана Владимир Васильев желает умершей от заражения ковид Аминат Меджидовой “крепкого здоровья, успехов в работе и благополучия”.

Увы, нашей бюрократической машине чуждо все человеческое. Но почему местные врачи, которые живут среди нас, людей, как-то не постеснялись выдать такую благодарность. Вместо слов поддержки посыпали соль на душевные раны людей, потерявших близкого человека, детей, которые потеряли маму. Неужели исправить или заказать другие, корректные благодарности родственникам медработников, отдавших свою жизнь, это неразрешимая проблема? В этой бумаге – вся суть отношения власти к народу.
Напомним, рентген-лаборант Гергебильской ЦРБ Аминат Меджидова умерла от ковид в возрасте 44 лет. У нее остались четверо детей и муж Магомед Омаров, который пытается выяснить, как лечили его супругу, какие препараты назначали. Она умерла в самый пик пандемии, второго мая, примерно десять дней пролежав в больнице. Из врачей ЦРБ Магомеду Омарову никто не объяснил, что стало причиной осложнения и скоропостижной кончины. Вопрос остается открытым: все ли возможное сделали врачи, чтоб вылечить и спасти жизнь Аминат Меджидовой. Информацию скрывают, поэтому возникают сомнения, что погибшей была оказана квалифицированная медицинская помощь.
Она работала в красной зоне, ежедневно принимала десятки больных. Врач ЦРБ в беседе с журналистами сообщает, что в пик заболеваемости за две недели было обследовано 1400 человек. Работая в такой агрессивной среде, где все вокруг инфицированы, даже самый крепкий иммунитет не может защитить от ежедневных атак вируса. Но было немало случаев, когда правильным лечением врачи спасали жизнь даже людям с осложнениями.
Руководство медицинского учреждения не обеспечило Аминат Меджидову средствами индивидуальной защиты. «Я просил ее уйти в отпуск или уволиться. Она сказала – нет. Если каждый медработник захочет уйти, кто будет помогать больным, и что скажут люди», – передает слова супруги Магомед Омаров. Она понимала, что самодельная марлевая маска, накидка с перчатками ее не защитят.


Профессиональные СИЗы даже за свой счет достать было негде. Она работала, пока с осложнением не слегла в больницу. Врачи местной больницы, может, сделали все возможное, может, не сделали, но помочь ей не смогли. Как ни странно, ее даже не включили в список тех, кого представили к государственным наградам. О трагедии семьи Омарова в своей статье писала супруга муфтия Айна Гамзатова. Во многом из-за несвоевременного обеспечения медицинского персонала СИЗами в Дагестане погиб 71 медицинский работник. Нерасторопность и экономия на СИЗах привели к таким потерям. И сейчас многих погибших не признают ковидными, чтоб не выплачивать компенсацию.
Напомним, Гергебиль — это один из населенных пунктов, где произошла вспышка заболеваемости пневмонией. Десятки местных жителей умерли. «Местную больницу эпидемия застала без медикаментов и средств защиты. Руководство района и центральной районной больницы не предприняли никаких действий для профилактики и лечения больных. Подготовиться было время: об угрозе ковид было известно еще в январе-феврале. Тем более, врачи, специалисты должны были знать и предупреждать, информировать население. Но оказалось, не закупили ни лекарств, ни средств индивидуальной защиты.
Помощь муфтията, министра промышленности и энергетики Сайгидпаши Умаханова и депутата Народного собрания Зумруд Бучаевой спасла многие жизни, – рассказывает Магомед Омаров.
Почему-то про волонтеров тоже забыли. В Махачкале были люди, которые разносили гуманитарную помощь и занимались пиаром. Вместе с продуктами они могли разносить и заразу. А во многих селах, где ситуация была патовой, молодежь, которую любят критиковать, бескорыстно помогала тяжелобольным, выполняла тяжелую физическую работу, рискуя собственным здоровьем. В Гергебиле их было человек сорок. Периодически менялись, научились подсоединять больных к кислородным баллонам. Везде, где можно, даже на свалках с металлоломом собирали кислородные баллоны. И ездили в город, доставляли кислород, который был крайне необходим для больных средней тяжести. Один баллон весит 70 килограммов, и сколько их нужно, чтобы подключать к кислороду сотни больных. Постоянно ездили в город на своих машинах. Бывало, на постах не пропускали, и приходилось полдороги возить на одной машине, потом перегружать на другую, которая приезжала из села встречать жизненно необходимый для больных груз. В трудное время люди объединились и показали высокий уровень самоорганизации. Многие бизнесмены бескорыстно и без пиара делали пожертвования на лекарства.

Муса Мусаев

Просмотров: 1 001

Оставьте первый комментарий на "Как власть отнеслась к трагедии отдельной семьи"

Оставить комментарий


*