Объявлена война: Хизри Абакаров штурмует крепость, в которой крепко засел Али Ибрагимов

Фото: derbentmuzei.ru

Публичный «наезд» Хизри Абакарова на  директора Дербентского музея-заповедника Али Ибрагимова нарушил информационное затишье выходного дня. Противостояние между мэром и директором имеет уже большую предысторию. Мэр ставил вопрос о передаче музея в собственность города. Но решить вопрос ему пока, видимо, не удается. Развитие экономики города связывают с туризмом. Ну, главные туристические объекты мэрия города не контролирует. Поэтому Абакарову сложно привлекать инвесторов, потому что тем нужны гарантии окупаемости вложенных денег.

В общем, идет борьба за активы и деньги будущих туристов.

Стороны уже не раз высказывали друг другу претензии.  Наблюдается информационная война.Поводом для очередного обострения стал фонтан. На этот раз мэр в своем инстаграм-акаунте уже не стесняется в выражениях.  Суть происходящего можно объяснить одной пословицей – тесно двум медведям в одной берлоге. Кого-то из них должны выжить. Конфликтная ситуация в какой-то степени напоминает недавнюю махачкалинскую историю, когда главы внутригородских районов находятся в оппозиции к мэру.

Для непосвящённых читателей кратко расскажу о причинах неизбежности столкновения интересов. Дербентский музей-заповедник – это не одно здание или объект, это большая территория, фактически весь исторический центр города. Район с историческими памятниками, включая цитадель “Нарын-Кала”, древние городские стены, мечети, бани, старые кварталы (магалы) с прилегающими землями. И все это подконтрольно не мэру Дербента, а Министерству культуры и директору музея. Так что Али Ибрагимова можно считать мэром старого города. В исторической части проживает много народу, но без разрешения директора музея никто не может ни пукнуть, ни пикнуть, ни строить, ни пристраиваться.  Даже глава Сбербанка Герман Греф, который дарит городу фонтан. Строить его собираются  возле  Северней древней городской стены на территории парка Низами Гянджеви. Говорили вроде, что фонтан, по своему виду, должен вписаться в древнюю архитектуру. Проще говоря, быть похожим на древние фонтаны, откуда жители города брали воду.

С чего началось очередное обострение. Причины «наезда».

По словам Хизри Абакарова, директор музея попытался воспрепятствовать реконструкции парка Низами Гянджеви, считая, что строительные работы угрожают культурному наследию Дербента. Хизри Абакаров ответил, что защитой древностей Дербента занимается он, а Али Ибрагимов не компетентен в этих вопросах. По словам мэра, и он лично “как никто другой заинтересован в сохранности культурного наследия”. Абакаров на своей странице сообщил о заключении договора с дагестанским Федеральным исследовательским центром, который и будет изучать культурные слои во время строительных работ. Абакаров ещё предъявил по поводу мусорных свалок. Ну, здесь его не все поняли, потому что уборкой мусора должны заниматься коммунальные службы города.

Но самое серьезное, в чём Абакаров обвинил Ибрагимова, так это сокрытие части доходов от продажи билетов туристам за вход в цитадель «Нарын-кала».

“Получая из республиканского бюджета 50 млн, сам зарабатывает 2 млн рублей», – говорится в другом сообщении Абакарова.  Реальные доходы музея, по данным Абакарова, значительно превышают эту сумму, потому что реальное количество туристов, посещающих цитадель, занижается.  Часто чиновники разного уровня манипулирует цифрами: где надо, они завышают количество туристов до миллионов, где не надо, –  занижают.

Кроме того, по мнению мэра Дербента, Ибрагимов закрывает глаза на незаконное строительство возле древних памятников, а также на действие коммерческих объектов – тоже с большой теневой составляющей.

Затем Хизри Абакаров говорит о темном прошлом директора музея.  Привлекался к уголовной ответственности за хулиганство, участвовал в криминальных разборках.

«А к культуре и истории он не имеет отношения, поскольку ранее возглавлял колхоз имени Жданова», – говорится в сообщении.  В конце мэр города ставит вопрос, как министр культуры могла подписать приказ о назначении директором музея человека с криминальным прошлым, без специального образования?  Конечно, заявление Абакарова бросает тень и на действующего министра культуры Зарему Бутаеву, которая и назначила Али Ибрагимова директором музея в 2013 году.

Напомним, до этого Ибрагимов был заместителем директора этого учреждения и находился в жесткой оппозиции к тогдашнему мэру  Имаму Яралиеву. В далеком 2013 году Ибрагимов, как и другие оппозиционеры, резко активизировался против Яралиева. Это было  закономерно, потому что республику возглавил Рамазан Абдулатипов, который затаил большую обиду на Имама Яралиева.

Бывший мэр, ныне депутат дербентского городского Собрания, якобы высокомерно отозвался о Рамазане Абдулатипове. С отставки лояльного градоначальнику директора музея и назначения на его место  Али Ибрагимова началась тяжёлая опала Имама Яралиева, которая закончилась его отставкой накануне празднования 2000-летнего юбилея Дербента в 2015 году.

О раскладе сил до Хизри Абакарова.

До прихода Сулеймана Керимова вместе с Хизри Абакаровым главными оппонирующими игроками в этом регионе были ныне местный депутат Имам Яралиев и депутат Государственной Думы Мурад Гаджиев. Их считают людьми, контролирующими наиболее крупные активы. Часть земельных активов, по официальным данным,  при содействии Яралиева и Гаджиева  добровольно-принудительно вернули городу. Не хотели ссориться с сенатором. Как  Яралиев, так и Мурад Гаджиев для Керимова – чужаки. Отношения не союзнические, но и не враждебные.

Временный союз между Керимовым и Яралиевым мог быть заключен против бывшего президента Муху Алиева в 2008-2009 годах. Не без поддержки влиятельного сенатора Яралиев был избран мэром Дербента, вопреки отчаянному противодействию бывшего  главы республики. С победой Яралиева позиции Муху Алиева в Южном Дагестане тогда рухнули.

Сулейман Керимов еще тогда встал на налоговый учет в Дербенте как физическое лицо и платил в местный бюджет более 1.5 млрд рублей.  Но через некоторое время Керимов тихо снялся с учета, что можно было расценивать как разрыв союзнических отношений с Яралиевым, который остался один на один в противостоянии с Мурадом Гаджиевым, а потом и с пришедшим к власти в республике Рамазаном Абдулатиповым.  Али Ибрагимов в том противостоянии, понятное дело, был на стороне Гаджиева.

Противостояние  Гаджиева и Яралиева выгодно действующему мэру. Но, принуждая противоборствующие стороны “отжаться”  на благо города землями, Хизри Абакаров, конечно, допустил ошибку.  Ущемляя земельные интересы конфликтующих сторон  одновременно, действующий мэр Дербента примиряет их против себя. Бывшие естественные враги могут стать друзьями по несчастью  и объединить свои ресурсы. Имам Яралиев имеет социальную базу среди лезгин. Некоторые из них недоумевают, что Керимов при поддержке кандидатов в мэры не сделал ставку на автохтона. А Али Ибрагимов может вывести на улицы магалы. Он  пользуется авторитетом среди городских азербайджанцев, которых местные краеведы считают потомками древних хазар.

 

Муса Мусаев

 

Просмотров: 3 206

Оставьте первый комментарий на "Объявлена война: Хизри Абакаров штурмует крепость, в которой крепко засел Али Ибрагимов"

Оставить комментарий


*