Россия пришла в Дагестан, но не пришла в города и села республики

Фото:akhvakh.ru
Россия пришла в Дагестан, но еще не дошла до ее глубинки. Глубинка — это муниципалитеты, города, районы, села, где принципиально ничего не меняется. Не обновляется власть, следовательно, и самые, казалось бы, простейшие вопросы — проблемы вывоза мусора приходится решать при вмешательстве республиканских властей в режиме чрезвычайного положения.
В российском правовом поле, да и во всех цивилизованных странах есть избираемые и назначаемые должности. Руководители органов местного самоуправления, согласно Конституции РФ и 131-му ФЗ избираются.
В одних муниципалитетах всенародно, в других — депутатами представительных органов. Всенародно или через представительные органы — они решают сами.
До 2015 года в Дагестане тоже было так. Бывшие руководители республики Магомедали Магомедов, Муху Алиев и Магомедсалам Магомедов тоже формировали лояльные себе корпуса муниципалов. Все руководители делают ставку на разных людей. Возможно, и бывшие руководители поддерживали не самых достойных многолетних муниципалов. Для обеспечения победы своих во время выборов они применяли административный ресурс, народную дипломатию, свое влияние. Но чтобы отменить выборы, лишить людей избирательных прав — на такое они не пошли. Эта тема отмены выборов даже не обсуждалась.
Абдулатипов, придя к власти, громко объявил об «обновлении и очищении». Правильно этот процесс называется «подтверждение покорности, устранение неугодных и привод вместо них преданных людей». Но чтобы на местах были свои единомышленники, нужно побеждать на муниципальных выборах. Побеждать, не разрушая представление людей о легитимности выборов. И что сделал Глава республики Рамазан Абдулатипов? Принял самое простое и примитивное решение: взял и отменил выборы. И это решение сейчас приводит к тяжелым последствиям.
Суть решения такова. Продавили через лояльный парламент антиконституционные поправки «о конкурсных комиссиях». Произошло это за несколько месяцев до единого дня голосования в 2015 году.  Тогда десятки крупных муниципалитетов должны были избрать своих руководителей.  Рамазан Абдулатипов, видимо, решился попрать наше право выбирать глав муниципалитетов, понимая, что шансы у его команды выиграть муниципальные выборы ничтожно малы. Даже если подключить всю мощь административного ресурса, ему с трудом удавалось или не удавалось изгнать неугодных муниципалов. За два года рейтинг АРГ упал до нулевой отметки, к тому же ходили постоянные слухи о его отставке. Если бы не отменили выборы, он бы не смог протащить на муниципальные должности людей, которые приходили к нему с  на поклон. Если верить его собсвенным высказываниям не с пустыми руками. Его цитата «приносить дичь» цитировали многие СМИ.
После принятия антиконституционного законопроекта, один из лояльных Абдулатипову журналистов прямым текстом  давал понять: «Кто хочет сохранить должности или получить их, договаривайтесь с Абдулатиповым. Все решает он, мимо главы Дагестана пройти к креслам главы МО не получится».
Согласно поправкам, Белый дом контролирует конкурсные комиссии, имея право решающего голоса. Председателем конкурсной комиссии должен быть чиновник из Администрации Главы и Правительства. И его голос считают за двоих. Подобную глупость депутаты дагестанского парламента одобрили, не подвергнув даже критике.
Антиконституционные поправки наделили Администрацию Главы и Правительства правом по своему усмотрению назначать глав городов, районов и сел. Назначать кого угодно, даже если он не является местным жителем, не из числа местных депутатов, не имеет опыта и квалификации. В итоге у местных депутатов ничего не остается, кроме как одобрять кандидата, назначенного сверху.
Естественно, многие местные депутаты не согласны с наделением их птичьими правами для одобрения навязанных «сверху» кандидатов. И это одна из причин управленческого кризиса. В случае если у членов комиссий нет единодушия по кандидатам, несогласная сторона, либо местные депутаты, либо чиновники из Белого дома просто бойкотируют работу комиссии. В итоге многие муниципалитеты месяцами или годами остаются без полноценной власти. Например, в селе Дылым несколько лет не могли избрать главу. В Кумторкалинском районе затяжное противостояние.
Другая причина недееспособности власти и потери управляемости: Абдулатипов часто менял глав, особенно в городах, где желающих занять вожделенные кресла — много. Менял через несколько месяцев или каждый год-полтора. На федеральных трибунах он громко говорил о возвращении управляемости, а, судя по реальным делам, кажется, что управляемость ему и не нужна была вовсе. Главное — предложить одну и ту же должность, которая пользуется спросом, как можно большему количеству людей.
Например, в Буйнакске сначала публично поддерживал действующего многолетнего главу района Гусейна Гамзатова. Спустя два месяца, разочаровавшись в нем, отправил руководить городом Ильяса Мамаева, еще через месяц — Закарью Амирова. А Мамаев с инфарктом слег в больницу, говорили источники. Но и Амиров проработал недолго. Не прошел и год, хваленый таможенник-градоначальник был публично оскорблен и унижен главой республики, а потом и изгнан с должности.
В Дербенте сменили трех мэров. В Дагестанских Огнях непонятно — что есть глава, что его нет. У главы есть федеральная «крыша», но сам город продолжает деградировать в ужасной антисанитарии и коммунальном коллапсе. Жители города неоднократно травились от зараженной воды.
В Махачкале с 2013 года сменилось уже пять глав, шестой должен уступить место седьмому. Приживется ли седьмой в городе с долгами и копеечным бюджетом?  Частая сменяемость мэров довела столицу до ручки.
К сожалению, эта порочная антиконституционная практика продолжается до сих пор. Те же чиновники, которые были при Абдулатипове, продавливают своих людей через конкурсные комиссии. В Хунзахском районе полгода не могла собраться конкурсная комиссия. Проблема типичная: чиновников из Белого дома, далеких от проблем Хунзахского района, не устраивали все кандидаты, кроме одного. Того, кого они назначили исполнять обязанности. В итоге «выборы» состоялись, когда семеро неугодных из девяти кандидатов были отсеяны. Из конкурсной комиссии «ушли» несогласных депутатов. После чего комиссия единодушно отказала в регистрации кандидатам, которые по закону имели право участвовать в выборах.
Функционеры из Белого дома говорят, что они действуют от имени Главы Дагестана Владимира Васильева. В частности, в неформальной беседе с хунзахцами чиновники из Белого дома прямо заявляли, что они пришли туда не демократические выборы проводить, а исполнять волю Главы республики. Об этом писала даже газета «Новое дело».
Хотя, по нашим сведениям, это была самодеятельность. Васильев не просил снимать с выборов кандидатов.
Много вопросов и жалоб к проведению конкурсов в городе Кизилюрт, в Цунтинском районе, в Гунибском районе.
Нынешнее руководство Дагестана говорит о воровстве бюджета отдельными чиновниками, о необходимости обновлять власть, о нехватке специалистов. Откуда будут браться новые кадры, если честные, профессиональные специалисты, не имеющие коррупционного опыта, лишены права быть избранными.  Их не допускают к выборам и к конкурсам. Если муниципалитеты будут возглавлять непопулярные, неконкурентоспособные люди, к чему мы придем?  Большинство глав городов и районов десятилетиями возглавляют муниципалитеты. До сих пор они ничего хорошего не сделали и довели местные экономики до ручки. Высокая дотационность, ужасные дороги, отсутствие всяких бытовых условий, аварийные школы.
Такие главы просто провалят выборы федерального уровня. Их власть опирается не на население, а на силовиков, и это очень плохо. Если так же будут проходить предстоящие «выборы» и в других муниципалитетах, недовольное население в первую очередь выразит свой протест во время выборов федерального уровня. Если людей лишили права выбирать главу своего села, то они начнут открыто протестовать против наместников и бойкотировать выборы федерального уровня. Это что за абсурд, почему Белый дом должен вмешиваться в выборы каждого села и хутора?  Ни при коммунистах, ни при Российской империи такого не было.  Если в других регионах России люди выбирают губернаторов, мы лишены права выбирать глав сел. Мы что не в России живем?
Муса Мусаев
Просмотров: 853

Оставьте первый комментарий на "Россия пришла в Дагестан, но не пришла в города и села республики"

Оставить комментарий


*