Здунов готов дать “Матласу” новую жизнь

Премьер-министр Дагестана Артём Здунов обсудил с членами Правительства региона и руководителями некоторых заинтересованных ведомств создание круглогодичного туристического кластера «Матлас».

Древняя земля воинов и вольных обществ, полководцев и поэтов таит массу исторических открытий.  С военной точки зрения она считалась стратегически важной господствующей высотой. Действительно, Хунзахское плато напоминает гигантскую крепость. В радиусе тридцати километров со всех сторон ее защищают отвесные скалы и крутые склоны. Жители плато могли выдержать длительную осаду. Здесь есть все для автономной жизни.

Поэтому не удивительно, что именно эта местность была политическим центром древнего государства Сарир, а в средние века стала столицей Хунзахского ханства. Историки ссылаются на источники о спрятанном в этих местах золотом троне Умахана Великого, которому подчинялись обширные территории Северного и Южного Кавказа.  Установлено местонахождение большого древнего городища в селе Тануси, но раскопки еще не начаты.

Вот мы через главные ворота с арочным пролетом заходим на территорию одного из форпостов Российской империи ХIХ века. Во времена Кавказской войны  командование царскими  войсками на Кавказе  построило систему укреплений и крепостей на всех господствующих высотах, там, где ранее были местные крепости и сигнальные башни.

Хунзахское плато, на котором находится этот форпост, – самая большая по площади господствующая высота. После окончания Кавказской войны здесь держали крупный гарнизон. Крепость напротив большого села Хунзах позволяла царским наместникам  контролировать регион и предупреждать мятежи. Это был изолированный от враждебного окружающего мира военный городок. Он  был защищен от непокоренных воинственных горцев крепостными стенами. Местные жители нередко восставали против завоевателей. Понятно, почему сюда на службу отправляли каторжников. Крепость для них была тюрьмой. За редкими исключениями, внешний мир они видели только через узкие просветы бойниц. А бегство для них означало верную гибель. После Первой русской революции в Хунзахскую крепость на каторжную службу были сосланы матросы мятежного броненосца Потемкин. К ним местные жители относились не столь враждебно. Матросы распространяли близкие горцам идеи равенства и братства. Сейчас сохранилась лишь небольшая часть этого военного городка. Церковь и многие другие объекты, видимо, разрушили в советский период. Оставшиеся  крепостные стены с бойницами, офицерским домом, казармами, лазаретом, как вы видите, находятся в плачевном состоянии.  На случай осады в крепости предусмотрен подземный выход к одному из родников. Он прорыт под этими зарослями до вот того источника воды.  Шамиль Алиев показывает дату  строительства на внутреннем фасаде крепости. Начали в  1864 году, закончили в 1867 году.  Есть еще один похожий форпост в селе Ахты, и в таком же плачевном, заброшенном состоянии.  Ахтынская крепость на высоте тысячи метров над уровнем моря была построена на тридцать лет раньше Хунзахской, в  начале Кавказской войны.  Чтоб занять оборонительные линии горцев на высоте 1500- 2000 метров, такие как Хунзахское плато, Гунибское плато… Российская империя потратила тридцать лет.

Если шамилевские крепости были разрушены 25-летней войной, то  крепости  Российской империи рушатся от разгильдяйства. Здание Хунзахского форпоста  нуждается в реставрации, а вместо этого его продолжают эксплуатировать. Сейчас в этих аварийных постройках несут службу подразделения хунзахского погранотряда.

Казалось бы, для пограничников построили современную  инфраструктуру, заставы, жилье. Зачем им занимать  аварийное здание, у которого обрушаются стены. Шамиль Алиев  ходил по разным кабинетам, просил передать крепость под музей, выделить деньги на реставрацию. Но везде он сталкивался с железобетонным  безразличием чиновников.

Вложенные на реставрацию деньги окупятся за счет туристов, желающих увидеть и почувствовать атмосферу средневековья. Немало людей, желающих пожить денек в казарме, побывать в шкуре каторжников. К примеру, дом офицеров можно было отдать под гостиницу. Сохранить и монетизировать этот памятник собирались братья Магомедовы. Был разработан проект реставрации музея и обустройства прилегающей территории на 1,3 млрд рублей. Хотели воссоздать героическую историю воссоединения Дагестана и Российской империи.

Но, к сожалению, братьев посадили и проект заморозился.  А надеяться на нынешнее руководство Дагестана не приходится. Им не интересны такие проекты, видимо, не болит душа за этот регион.

Из крепости выходим к пропасти, откуда  открывается живописный вид на водопады и каньон. На той стороне каньона, у края пропасти, была ханская резиденция,  которая не сохранилась. В нескольких километрах от крепости – круглая сторожевая смотровая башня. Оттуда караульные предупреждали гарнизон крепости о приближении противника.

В этом краю много водопадов как известных, так и затерянных в глуши. Плато вокруг огибают обрывы, поэтому родниковой и речной  воде некуда деваться, кроме как падать. Река Тобот бросается в каньон глубиной 100 метров, расположенный между Хунзахом и Арани. Этот  водопад и каньон с парящими орлами стал визитной карточкой района. Опасная, но очень интересная тропинка по краю обрыва. Туристов становится больше, и надо бы поставить у пропасти ограждение для безопасности людей. Шамиль Алиев показывает окаменелые ракушки. Когда-то эти скалы были на дне моря. Столкновение тектонических плит подняло морское  дно на 2000 метров.  В некоторых местах на краю обрыва сохранились отверстия, куда закладывали мины, чтоб взрывать скалы для добычи камня на строительство форпоста.

Муса Мусаев

Просмотров: 111

Оставьте первый комментарий на "Здунов готов дать “Матласу” новую жизнь"

Оставить комментарий


*