О чем не договаривались накануне громких арестов?

Фото:http:www.penza.bezformata.com

Абдулатипов поехал на повышение в Джидду. Но постпреду России в Организации исламского сотрудничества не дают покоя низкие зарплаты дагестанских учителей. За это он жестко критикует федеральный центр. Тем временем его брат томится в застенках московского следственного изолятора с тяжким клеймом «ОПС». Активные следственные действия не наблюдаются, все ждут команды: судить или помиловать. Подробности в материале. 

Рамазан Абдулатипов в очередной раз разразился громкой критикой в адрес федерального центра. Он — один из немногих, кто, занимая высокие должности, может позволить себе критиковать тех, кто дает ему эти должности. На этот раз поводом для критики, как ни странно, стали низкие зарплаты учителей. Мол, Москва не пошла на выравнивание бюджетной обеспеченности педагогов, хотя он на этом настаивал. Но почему Абдулатипов не говорил об этом в бытность главой Дагестана, когда, по его словам, добивался этого?

Спрашивается, почему он озаботился проблемами педагогов, и именно сейчас, когда по долгу службы должен заниматься совершенно другими делами?

В прошлый раз Абдулатипов обрушился с критикой на Васильева и на Кремль. Насколько критика возымела действия, судить читателям. Но после угрожающих заявлений о московских кураторах дагестанских коррупционеров, которых он может “слить”, произошли два события. Абдулатипова назначили на высокую дипломатическую должность. Второе событие: с бывших членов правительства сняли тяжелую статью «организация преступного сообщества или участие в нем». По этой статье фигурантам грозило лишение свободы на длительные сроки с конфискацией имущества.

Это большой плюс для подследственных, но причем тут бывший глава республики. Он по этому поводу может не смеяться и не плакать. Почему Абдулатипова должно волновать,  какой срок получат его бывшие подчиненные: двадцать лет «строгача» или 2 года в колонии-поселении. Тем более, адвокат Раюдина Юсуфова Дагир Хасавов заявил «Эху Москвы», что четверо бывших высокопоставленных должностных лиц оказались за решеткой благодаря Абдулатипову.

Во-первых, чтоб разоблачить организованное преступное сообщество и раскрыть их преступные деяния нужно найти всех ее членов и, прежде всего, главаря. Подследственные главарями никак не могли быть, так как они полностью зависели от Рамазана Абулатипова, который придерживался авторитарного стиля управления. И адвокаты просили суд вызвать Абдулатипова на допрос. Но после снятия с подозреваемых тяжелой статьи «ОПС» необходимость вызывать Абдулатипова на суд отпала.

Многие наблюдатели усматривают причинно-следственную связь между критикой АРГ с высокой трибуны РБК с его повышением и снятием ОПС с бывших подчиненных. В связи с тем, что эти события произошли почти синхронно, журналистка “Эхо Москвы” задала вопрос адвокату Дагиру Хасавову: “Могла ли повлиять критика Абдулатипова на снятие тяжелой статьи?”. Адвокат ответил резко отрицательно. По его мнению, снятие обвинения по тяжкой статье никак не связано с громкими заявлениями. Как мне кажется, Дагир Хасавов лукавит.  Сначала адвокаты настаивали на допросе Абдулатипова, потом Хасавов выступает против  вмешивания в дело Абдулатипова. Мол, он, наоборот, может усугубить положение подследственных.

Хотя дагестанские СМИ не придали значения или упустили сенсационное заявление адвоката Дагира Хасавова: “Подследственные Гамидов, Шахов, Юсуфов и Исаев оказались за решеткой по вине Абдулатипова”. Если вспомнить слова самого Гамидова, что его заказали по наказу неких лиц, всплывает версия о некоем сговоре группы федеральных и региональных политиков, решивших, кого судить, кого миловать. Возникает вопрос: мог ли Абдулатипов быть участником этого сговора и на определенных условиях сдать своих подчиненных?

Во имя борьбы с коррупцией принесли в жертву четверых крупных чиновников. После их задержания Владимир Васильев говорил: “Надеюсь, больше никого не заберут”. Но его надежды не оправдались. Через некоторое время начали преследовать и «закрывать» земляков и близких родственников Абдулатипова. Громом среди ясного неба стал арест Рамазана Алиева. Вроде он был первым, с кого сняли приставку «врио» и как вице-премьер наделен полномочиями по увеличению сбора налогов. Потом арестовали руководителя РМСЭ Магомеда Махачева и ряд других крупных чиновников. Апофеозом борьбы с коррупцией стал арест Раджаба Абдулатипова, после чего его старший брат агрессивнее начал выступать с критикой Васильева и федерального центра. Спустя несколько месяцев Раджаба Абдулатипова этапировали в Москву. Прошло полгода как его «закрыли»;  подозревают, в том числе и в «ОПС». Но активные следственные действия не предпринимаются. Команды ждут: судить или помиловать?

Муса Мусаев

 

 

<noindex> В Махачкале на Батырая 6 открылся фирменный магазин агрофирм «Сила Кавказа» и «Дидо». Это первые в Дагестане производители урбечей-паст на основе древних народных рецептов, из которых готовят традиционные кавказские блюда здорового и вкусного питания. Агрофирмы представляют самый широкий ассортимент традиционных и экзотических урбечей холодного помола на каменных жерновах. Кроме того в магазине фирменная мука и толокно из разных особо полезных семян, злаков, а также варенья, напитки на основе сухофруктов. </noindex>

Просмотров: 1 107

Оставьте первый комментарий на "О чем не договаривались накануне громких арестов?"

Оставить комментарий


*